Регистрация

Бруцеллез крупного рогатого скота.

brucellez_krupnogo_rogatogo_skota_001Бруцеллез крупного рогатого скота  это факторная бактериальная инфекционная болезнь животных этого вида, которой свойственна эстафетная передача возбудителя инфекции.  Инфекционный процесс характеризуется скрытым течением, переходящим в хроническое. Кульминацией такого процесса являются происходящие один раз в жизни аборты, преимущественно, нетелей, реже — взрослых коров. Еще П.Ф.Здрадовский (1948) подтвердил, что коровы при бруцеллезе абортируют только один раз в жизни. По его мнению, матка в результате соприкосновения с возбудителем инфекции «премунизируется» и приобретает устойчивость к суперинфекции. Этот важный эпизоотологический показатель до последнего времени мало учитывали при проведении профилактических и оздоровительных мероприятий.

Вертикальная передача возбудителя инфекции, от родителей к потомству, обеспечивает его выживание в природе. Эта же передача является причиной длительного неблагополучия  по бруцеллезу стад  и ферм  Горизонтальная передача возбудителя инфекции происходит преимущественно в период аборта коров.  Ее  реализуют  алиментарный и контактный механизмы передачи возбудителя инфекции.   Бруцеллезом крупного рогатого скота болеют люди и парнокопытные  животные некоторых других видов. На основе многочисленных эпидемиологических наблюдений и экспериментов,  П.А.Вершилова и А.А.Голубева исключают возможнуюь роль людей, как источников возбудителя бруцеллеза.  Возбудитель инфекции у людей всегда попадает в биологический тупик. Наблюдали только казуистические случаи заражения человека от человека, например, при оказании родовспоможения

Бруцеллез крупного рогатого скота распространен весьма широко. Но проникновение возбудителя этой инфекции к непарнокопытным (зайцы, лошади, собаки, кошки и др.) как и к человеку завершается тупиковой ситуацией, хотя и вызывает тяжелое их переболевание. К таким животным и человеку возбудитель инфекции проникает только горизонтальным путем от своего облигатного хозяина.

  Этиология:  возбудителем бруцеллеза крупного рогатого скота  является  Brucella abortus.  Этот микроб закономерно переживает в организме крупного рогатого скота. Процесс его жизнедеятельности в организме облигатного хозяина происходит в виде   S- , R- и   L-форм. Br. abortus  всесторонне изучена. Интересующихся отсылаем к книге «Бруцеллез сельскохозяйственных животных»  под редакцией И.А.Косилова (1999)

Диагностика: для постановки диагноза на бруцеллез учитывают клинические, эпизоотологические данные и результаты лабораторного (бактериологического и серологического) исследований.

brucellez_krupnogo_rogatogo_skota_002Клиническая диагностика включает систематический сбор информации от владельцев животных и обслуживающего персонала  о состоянии здоровья животных.  Основным клиническим признаком  являются аборты коров разного возраста, но преимущественно первотелок, с последующей послеабортной патологией (задержание последа, эндометриты, нарушение сроков инволюции матки и др.). В неблагополучных стадах такая патология просматривается у некоторых коров после нормального отела.   Если в таких стадах проводят оздоровительные и профилактические мероприятия, аборты бруцеллезной этиологии происходят среди значительного числа нетелей.

Эпизоотологическая диагностика  дополняет клиническую. Учитывают имевшую место интродукцию на ферму животных из других хозяйств, особенно неблагополучных по бруцеллезу и оздоровленных  от этой инфекции.  Не менее важно устанавливать благополучие местности, из которой завозили корма;  выяснять эпизоотическую ситуацию тех мест, где заготавливали, хранили и перерабатывали завезенные корма. Большое внимание уделяют выяснению вероятности контаминирования таких кормов в транспортных средствах, в которых их перевозили. Эти данные позволяют достаточно точно предполагать, откуда, и какими факторами  занесен в хозяйство возбудитель инфекции.

Лабораторная диагностика.  Ее проведение обязательно для подтверждения диагноза. В ветеринарную лабораторию посылают абортированный плод и сыворотку крови коровы, у которой произошел выкидыш. Там проводят бактериологическое и серологическое исследования по РА и РСК. Есть много других серологических реакций весьма полезных для уточнения диагноза. Но для подтверждения диагноза достаточно провести исследование по РА и РСК.

Этими же реакциями ежегодно проверяют благополучие стада по бруцеллезу крупного рогатого скота. Их же используют для оздоровления неблагополучных ферм. Таким  образом показателями неблагополучия  по бруцеллезу ферм и хозяйств  являются аборты коров разного возраста, послеродовая патология, и положительные результаты бактериологического и серологического исследования в ветеринарных лабораториях.

Эпизоотология:   бруцеллез в нашей стране регистрируют с начала прошлого века. Имеются данные, что этой болезнью болели люди в Москве,    Ашхабаде, Ташкенте  еще в 1910-1912 гг.   Исследователи, диагностировавшие эту инфекцию, полагают, что   ее причиной был возбудитель овечьего типа.

Бруцеллез крупного рогатого скота первоначально регистрировали в тридцатые годы в тех местах, куда завозили племенных животных из стран Западной Европы.  Несовершенство методов диагностики и оздоровления ферм от этой инфекции  и годы военного лихолетья способствовали ее укоренению в определенных регионах.  В таких местах бруцеллез стали регистрировать во многих животноводческих хозяйствах.

Интенсивную работу по оздоровлению от этой инфекции неблагополучных ферм  начали проводить в пятидесятые годы. В те годы проводили массовые исследования  сыворотки крови крупного рогатого скота  первоначально реакцией агглютинации (РА),   а в последующем дополнительно реакцией связывания комплемента (РСК). Эта работа позволила уточнить эпизоотическую ситуацию по бруцеллезу крупного рогатого скота.

Для представления об эпизоотологии этой инфекции важно понять тенденции  проявления эпизоотического процесса и особенности распространения инфекции в различные периоды такого проявления.

В ранее благополучные стада инфекцию заносят, как правило,  интродукцией скрытых бруцеллоносителей из неблагополучных или ранее оздоровленных  хозяйств. То же происходит при завозе кормов, контаминированных возбудителем бруцеллеза. Возможны и другие факторы заноса возбудителя инфекции. Но животные чаще всего заражаются алиментарно, поедая контаминированные возбудителем инфекции корма. Если произошло единичное заражение животного, то инфекция распространяется вяло до первого аборта бруцеллезной этиологии. Даже один аборт  создает обширную контаминацию возбудителем этой инфекции предметов внешней среды, в том числе и кормов.  Крупный рогатый скот на благополучной по бруцеллезу ферме весьма чувствителен к этой инфекции.  Заразившись, у животных не просматриваются клинические признаки болезни. Только некоторые реагируют по РА в титрах 1:200 — 1:400 и выше.   Применение в таком стаде вакцины  резко обостряет клиническое и эпизоотологическое проявление инфекции  и  в короткие сроки приводит к массовым абортам  с различной клинико-гинекологической патологией.

Но через 8-12 месяцев ситуация заметно меняется. Многие из абортировавших коров нормально оплодотворяются     и приносят здоровый приплод. Реже встречается и более легко протекает акушерско-гинекологическая патология.   Но ввод в такое стадо нетелей, как правило, заканчивается абортами.  Безусловно, при этом  в пределах фермы резко возрастает рассеивание возбудителя инфекции.  Но оно не оказывает такого влияния на клиническое проявление болезни и серологические показатели сыворотки крови, как это были после первых абортов в ранее благополучном по бруцеллезу стаде.

Телята, родившиеся от больных коров, как правило,  не реагируют на принятые серологические реакции до  6 — 9-месячного возраста и старше.

Еще П.Ф.Здродовский описал опыт, в котором телятам до 6-7-месячного возраста выпаивали молоко от больных бруцеллезом коров, и  их сыворотка крови  продолжала реагировать отрицательно по РА.  Но эти телята заболевали бруцеллезом  после первого отела.

М.М.Халимбеков (1937) выделил возбудителя бруцеллеза у 6-месячного теленка, родившегося от ранее абортировавшей больной этой инфекцией коровы. А.И.Коновалов (1953) пришел к выводу, что телята, родившиеся  от больных бруцеллезом коров, являются источниками возбудителя инфекции при переводе в другое хозяйство.   Г.А.Объедков (1970)  подтверждает факты выделения возбудителя бруцеллеза из органов (в первую очередь, из содержимого желудка) абортированного плода. В этой же работе он называет исследователей, которые  отрицали возможность проникновения  возбудителя этой инфекции в организм плода и внутриутробное заражение эмбриона.  Такое отрицание они обосновывали превосходством величины молекулы антител над  размером пор плаценты у коров.

Но установленные факты роли  скрытых бруцеллоносителей в эпизоотическом процессе этой инфекции   ориентирует на  пересмотр  взгляда на внутриутробное заражение.

Изъятие из основного  маточного стада положительно реагирующих после регулярных серологических исследования позволяет оздоровить такое стадо, если в него не вводят нетелей,  выращенных от больных бруцеллезом коров.  Такой результат получают в тех случаях, когда оздоровление проводят регулярными серологическими исследованиями  сразу же после установления неблагополучия.  Этого же добиваются  в тех случаях, когда исследования проводят  через 25-30 дней после провокации скрытого бруцеллоносительства вакциной из штамма 82 или,  какой либо другой.

 В других ситуациях  после  оздоровления  регулярными серологическими исследованиями, в стаде остаются скрытые носители возбудителя инфекции.   Они через определенное время становятся причиной рецидива вспышки. В таком случае неблагополучие стада продолжается уже за счет клинически больных и положительно реагирующих на серологические реакции.

Особо сложной оказывается эпизоотическая ситуация в тех стадах, которые регулярно ремонтируют нетелями, выращенными от больных бруцеллезом коров. Как уже отмечали, в таких стадах возбудитель инфекции распространяется преимущественно после абортов нетелей. Но часть коров основного стада остаются скрытыми носителями  возбудителя бруцеллеза, а у других сформировалась определенная премуниция.  Поэтому ситуацию характеризуют, как клиническое и эпизоотологическое затишье, резко отличающееся от  первых месяцев заноса инфекции  в стадо, а, тем более, от ситуации после вакцинации в то время  животных.

Эпизоотическую ситуацию усложняют скрытые носители возбудителя инфекции и  регулярный   ввод в стадо  нетелей, выращенных из телят, родившихся от больных бруцеллезом коров.  Эти нетели длительное время оставались скрытыми носителями возбудителя бруцеллеза.

Особенности эпизоотической ситуации бруцеллеза крупного рогатого скота продолжительно неблагополучного по этой инфекции целесообразно иллюстрировать примером. Колхоз «Новый путь» Барабинского района Новосибирской области  имел два населенных пункта: крупное село Белово и небольшая деревня Красулино. Молочно-товарные фермы в этих населенных пунктах числились неблагополучными по бруцеллезу более 12-14 лет. Основное маточное стадо содержали в с. Белово, а д. Красулино определили как изолятор. Почти ежемесячными многократными исследованиями сыворотки крови коров по РА и РСК,  удалось оздоровить от бруцеллеза поголовье скота в с. Белово.   Но изолятор в д. Красулино оказался чрезвычайно перегруженным   коровами.   Животные в нем характеризовались лучшими продуктивными показателями, чем в с. Белово. К тому же среди них не отмечали абортов, и многие реагировали отрицательно по РА и РСК.  По согласованию с ветеринарным отделом  в этом изоляторе выделили 45 коров, трехкратно   с интервалом три месяца  отрицательно реагирующих по РА и РСК.   Их возвратили в с. Белово, где разместили   обособленно с 46 здоровыми местными коровами и нетелями.  В те годы  (1955)  фермы оздоравливали без использования вакцин.  Многократные в течение двух лет серологические исследования   сыворотки крови этих животных  показывали отрицательные результаты. Но осенью 1957 года среди нетелей, выращенных из телят, полученных от этих коров, были отмечены аборты.  Многие из них при исследовании по РА и РСК реагировали в титрах 1:200 — 1:400 и выше. Диагноз на бруцеллез подтвердили бактериологическим исследованием.

Такие особенности эпизоотического процесса этой инфекции крупного рогатого скота характерны для большинства неблагополучных пунктов.

В годы, когда скрытое бруцеллоносительство не учитывали при проведении оздоровительных мероприятий с помощью вакцины из штамма 82, ее применение стихийно способствовало провокации такой формы инфекции.   Это способствовало предупреждению использования части таких животных для воспроизводства стада и, соответственно,  уменьшению числа рецидивов вспышек.   В последующем сознательное использование провокации скрытых форм инфекции  обеспечило нарастание этой тенденции.  Такая мера стала гарантией полного оздоровления ферм от бруцеллеза, в том числе без последующих рецидивов вспышек этой инфекции.

Когда  при проведении оздоровительных мероприятий стали принимать во внимание скрытое бруцеллоносительство у молодых животных,  выращенных из телят, родившихся от больных этой инфекцией коров,  рецидивы вспышек бруцеллеза резко сократились.     Это открыло возможности полного оздоровления  крупного рогатого скота в хозяйствах региона от этой коварной инфекции.

Повышение эффективности диагностики путем провокации скрытых форм бруцеллеза.  Этому вопросу на современном уровне изученности бруцеллеза крупного рогатого скота  надо придавать особое значение. Главная опасность в поддержании неблагополучия по этой инфекции  стад животных представляли скрытые бруцеллоносители. Таких животных не удается выявить принятыми диагностическими тестами. А интродукция скрытых бруцеллоносителей в благополучное стадо  или   их содержание в своем стаде до определенного периода  становится причиной вспышек этой инфекции.

Такую ситуацию в значительной степени предупреждает изоляция  молодых животных, полученных от больных бруцеллезом и положительно реагирующих на серологические реакции, коров. Эта мера предусмотрена  Правилами профилактики и борьбы с бруцеллезом, утвержденными Департаментом ветеринарии МСХ РФ 18 июня 1996 года.

Но диагностику скрытой формы  бруцеллеза у животных можно проводить с помощью ее провокации.  Еще П.Ф.Здродовский рекомендовал использовать внутривенное введение аллергена с диагностической целью. Такое введение провоцировало скрытые формы бруцеллеза. К сожалению, эта идея длительное время не получала развития и не исследовалась. Только А.С.Мангазеева, под руководством И.А.Косилова, выполнила работу,  которой убедительно доказала, что  вакцина из штамма 19 провоцирует синтез антител у животных со скрытым естественным течением бруцеллеза.

Эффективным средством провокации таких форм бруцеллеза может быть применение вакцины из штамма 82.  Известно, что эта вакцина не агглютинабельна.  Анализ результатов серологических исследований после ее применения в стадах, оздоровленных и неблагополучных по этой инфекции, убедительно подтверждает ее провокационные возможности.

Болотнинский район Новосибирской области до 1970 года был благополучным по бруцеллезу крупного рогатого скота. В последующем инфекция распространилась на 27 населенных пунктов.  Для их оздоровления с 1976 года практиковали прививку 4-6 месячным телятам вакцины из штамма 82.  С 1979 года эту же вакцину применили выборочно коровам после   отела.  Хотя поствакцинальные исследования проводили далеко не в лучшие сроки для выявления  спровоцированных ею скрытых носителей возбудителя этой инфекции, но к 1982 году обеспечили полное оздоровление хозяйств района от этой инфекции по принятым критериям. Было сформировано стадо в 14 тыс. коров, отрицательно реагирующих по РА и РСК.

С целью изъятия из стада скрытых бруцеллоносителей и предупреждения рецидивов инфекции в 1982 и 1984 гг. всех коров привили вакциной из штамма 82,  в 1985 и 1986 гг. провели их ревакцинацию, а в 1987 году вакцинировали в третий раз.  Разумеется, после каждой вакцинации животных исследовали на предмет установления  спровоцированных скрытых бруцеллоносителей.  Уже через 7-10 месяцев после первой вакцинации  реагировали положительно по РА и РСК  4,1 % коров. Характерно, что из общего числа положительно реагирующих только  5,5 % реагировали по РА и все в разведении два креста. При втором исследовании число реагирующих животных сократилось до 0,6 , а при третьем до 0,3 %  и на 99 % они реагировали по РСК.

При первом исследовании после второй вакцинации (ревакцинации) положительно реагировало менее 1 % исследованных коров.  При втором и третьем исследовании этот показатель снизился до 0,3 — 0,5 % и почти все положительно реагирующие выделены только по РСК в низких разведениях (два и три креста).

Третью вакцинацию провели в 1987 году. Через 7 — 10 месяцев после ее проведения выявили 1,8 % положительно реагирующих от числа животных на фермах. Последующие 5 исследований дополнили число положительно реагирующих до 2,9 %.

Характерно, что после первой, второй и третьей вакцинации животные положительно реагировали по РА в  высоких разведениях (три и четыре креста) преимущественно при первых исследованиях.

По-иному проявляются серологические реакции при исследованиях крупного рогатого скота в неблагополучных пунктах. На трех таких фермах после очистки стад от положительно реагирующих до выявления только единичных случаев в 1982 году  привили вакциной из штамма 82 все 842 коровы. После этого за три с половиной года животных исследовали от 6 до 10 раз.  При этом 34,7 % от числа коров на фермах оказались положительно реагирующими по РА и РСК. При последнем исследовании  выявили всего 15 положительно реагирующих коров, или 1,8 %. Таким образом, число положительно реагирующих закономерно сокращалось при каждом последующем исследовании.

Ревакцинацию этих животных провели в 1985-1986 гг. Уже при первом исследовании через 7-10 месяцев после прививки выявили положительно реагирующих по РА и РСК 5,8 % от числа коров на фермах или в три раза больше, чем при последнем исследовании перед прививкой.  При последующих исследованиях число положительно реагирующих значительно сокращалось.  Уже после пятого исследования выделили всего  по 1-3  коровы с положительными серологическими реакциями.

  Но полностью без положительно реагирующих животных оказалось только 12-е  исследование.  Всего после второй вакцинации выделили 8,9 % положительно реагирующих по РА и РСК от всего поголовья коров на  исследуемых фермах.

Таким образом, в оздоровленных от бруцеллеза стадах, по критериям действующих правил, вакцина из штамма 82 способствует выявлению скрытых бруцеллоносителей.  Такие животные  представляют небольшую эпизоотическую опасность в своих стадах.  Но они весьма опасны, как источники возбудителя инфекции при переводе на благополучные по этой инфекции фермы.   Применение вакцины из штамма 82  животным в неблагополучных по бруцеллезу хозяйствах  создает у них некоторый иммунитет, но более важно то, что ее применение способствует глубокой очистке стад от скрытых бруцеллоносителей.

Профилактика и оздоровление ферм.  Профилактику бруцеллеза крупного рогатого скота обеспечивают уровнем ветеринарно-санитарной культуры  животноводческих ферм.  Места стоянок животных, трассы их перегонов, пастбища надо обустраивать таким образом, чтобы исключить возможность контактов с  посторонними животными и вероятность поедания случайно попавших кормов. Такой профилактике уделяют много внимания,  поскольку бруцеллез крупного рогатого скота инфекция факторная  с вертикальным и горизонтальным путями передача возбудителя инфекции. Эстафетное распространение болезни обеспечивается  фактором контаминирования кормов ее возбудителем и, соответственно, оральным механизмом заражения.

Большое значение в профилактике этой болезни принадлежит внимательной проверке допустимости каждого нового пополнения стада. Такую работу проводят задолго до завоза животных в хозяйство. Уточняют благополучие хозяйств-поставщиков по бруцеллезу не только на день реализации животных, но и за 2 — 5 лет до этого. Крайне нежелательно приобретение вакцинированных животных, так как они могут быть скрытыми носителями возбудителя этой инфекции.  Надо иметь в виду, что длительная транспортировка животных является стрессовым воздействием на них, способным обострить инфекционный процесс.  Поэтому, таких животных через 7 — 14 дней после доставки в хозяйство целесообразно проверить серологической реакцией РА  и содержать изолированно до завершения первого  отела.

Также контролируют безопасность, завозимых в хозяйство различных кормов. Учитывают эпизоотологическое благополучие не только мест их заготовки, хранения и погрузки в транспортные средства, но и вероятность контаминирования возбудителем бруцеллеза транспортных средств. Зачастую для перевозки животных, в том числе больных, и кормов для них  используют одни и те же транспортные средства. Загрузка кормов в транспортные средства, которые до этого перевозили больных животных,  формирует сильный фактор передачи возбудителя инфекции.

Вероятными факторами передачи возбудителя бруцеллеза могут быть рынки, выставки, трассы перегона животных.  Такие факторы традиционные. Они давно известные и находятся под надежным контролем ветеринарных инспекторов.

Таким образом, основное внимание в профилактике бруцеллеза крупного рогатого скота уделяют предупреждению интродукции скрытых носителей возбудителя этой инфекции и завоза кормов, контаминированных больными животными.  Мероприятия, направленные на оздоровление неблагополучных по бруцеллезу крупного рогатого скота ферм отличаются в зависимости от стадии проявления эпизоотического процесса. В период развития эпизоотии, когда болезнь первоначально установлена только серологическими методами, очень важно очистить стадо от зараженных этой инфекцией скрытых носителей  ее возбудителя. Для этого проводят регулярные серологические исследования. К сожалению, далеко не всегда удается добиться желаемого результата. Применение вакцин в этот период резко обостряет клиническое проявление бруцеллеза.  Поэтому их не используют.  Основное внимание уделяют подготовке условий для обезвреживания абортированных плодов и мест, где произошел выкидыш, изоляции абортировавших коров  и своевременному проведению  этих работ.

В период максимального распространения и угасания эпизоотии,  мероприятия по оздоровлению животных от бруцеллеза  зависят от удельного веса больных в неблагополучном стаде. Если число больных превышает 30-40%, то целесообразно все стадо с приплодом реализовать на мясо. После очистки фермы, ее санитарного ремонта и дезинфекции, а также выдержки без животных в летний период,  на ней размещают ремонтный молодняк, приобретенный  в благополучном  по этой инфекции хозяйстве. Приобретение осуществляют за счет средств, вырученных от реализации  неблагополучных по бруцеллезу животных.

Если в этот период эпизоотии при серологических исследованиях выделяют только единичных положительно реагирующих животных, то целесообразно все стадо подвергнуть провокации на предмет обострения скрытого бруцеллоносительства. Эта мера позволит выявить таких животных и изолировать из стада, как опасных потенциальных источников возбудителя инфекции. Это позволит  предупредить рецидивы инфекции и прекратить  выделения единичных положительно реагирующих на серологические реакции животных. Провокацию скрытого бруцеллоносительства проводят с помощью вакцины из штамма 82.  Через 20-30 дней после  такой вакцинации животных исследуют по РА.

Одним из основных компонентов профилактики бруцеллеза крупного рогатого скота является предупреждение  использования  для ремонта стада, животных, выращенных из телят, полученных от больных этой инфекцией или положительно реагирующих коров по серологическим реакциям.

Независимо от надежности проведения этого мероприятия, всех телят в 6-8 месячном возрасте подвергают провокации с помощью вакцины из штамма 82 (или других вакцин в малых дозах).  Через месяц после этого их проверяют по РА для выявления скрытых носителей возбудителя инфекции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *