Регистрация

Лейкоз крупного рогатого скота.

lejkoz_krupnogo_rogatogo_skota_001Лейкоз крупного рогатого скота это факторная вирусная инфекционная болезнь животных этого вида, которой  свойственна эстафетная передача возбудителя инфекции. У крупного рогатого скота болезнь    протекает хронически и характеризуется переходящими  одна в другую стадиями  течения инфекционного процесса.   Инкубационную стадию   наблюдают у молодых животных, инфицированных вертикальным путем. Она продолжается в большинстве случаев до 6 — 12-месячного возраста. При инфицировании взрослых животных горизонтальным путем эта стадия продолжается 2 — 3 месяца (В.М.Нахмансон, 1990). Она характеризуется отсутствием, каких — либо  клинических признаков болезни.  Животных, пребывающих в этой стадии болезни не удается выявить   принятыми серологическими реакциями, из-за  уровня антител ниже порога его чувствительности.

Далее инфекционный процесс лейкоза крупного рогатого скота переходит в стадию бессимптомного вирусоносительства, при которой в сыворотке крови  обнаруживают антитела к вирусу, вызывающему эту инфекцию.  Исследования проводят с помощью реакции иммунодиффузии в агаровом геле (РИД). Начало и продолжительность этой стадии зависит от условий  содержания животных, степени воздействия на них различных стрессовых факторов и  особенностей физиологического состояния животных (стельность, период отела,  состояние после отела, высокая молочная продуктивность и др.).

Безсимптомное вирусоносительство переходит в гематологическую стадию.  Она характеризуется стойким абсолютным и  относительным лимфоцитозом. В процессе развития гематологической стадии повышается вероятность заражения плода в пренатальный период его развития. В этот же период возрастает вероятность распространения инфекции горизонтальным путем, прежде всего трансмиссивным и ятрогенным механизмами  передачи  возбудителя инфекции. Гематологическая стадия является  предвестником последней опухолевой, завершающейся, как правило, летально, если животное не изымают из оборота стада для реализации на мясо.

Опухолевая стадия характеризуется разрастанием в органах кроветворной системы (лимфатические узлы, селезенка, костный мозг) опухолевых новообразований.  Такие же новообразования происходят во внутренних органах (печень, почки, сычуг  и др.), в которых осуществляется кроветворение  плода в период его внутриутробного развития.

Разумеется, в период  этой стадии значительно возрастает вероятность распространения вируса лейкоза крупного рогатого скота как вертикальным, так и горизонтальным путями.

Этиология:  возбудителем лейкоза крупного рогатого скота является РНК-содержащий вирус из семейства  Retroviridae,  рода  Deltaretrovirus  (В.В.Макаров и О.И.Сухарев, 2000).  Местом обитания и размножения вируса лейкоза крупного рогатого скота являются лимфоциты. Их вирионы представляют собой сферические тела диаметром 60-125 нм, в центре которых расположен нуклеотид с наружной оболочкой — двуслойной мембраной, покрытой шипами или выступами.  Из внешней среды выделить вирус не удается.

Диагностика: каждой стадии течения инфекционного процесса при лейкозе крупного рогатого скота свойственен свой метод диагностики.

Инкубационную стадию лейкоза у новорожденных телят  можно предположительно диагностировать только эпизоотологическим методом.  Этого добиваются путем анализа состояния здоровья родительских пар. Вероятность внутриутробного инфицирования плода  резко возрастает, если корова в период плодоношения переболевала этой инфекцией в третьей или четвертой стадии.  Разумеется, в этом случае учитывают уровень ее лимфоцитоза и следят за серологическими показателями приплода. Но они зачастую могут давать отрицательные показатели.

Больных животных в стадии бессимптомного вирусоносительства  диагностируют с помощью реакции иммунодиффузии в агаровом геле (РИД). В соответствии с Правилами  профилактики и борьбы с лейкозом крупного рогатого скота, утвержденными  Департаментом ветеринарии МСХ РФ 11 мая 1999 года приказом № 359,  регулярно исследуют  серологическим методом все восприимчивое поголовье крупного рогатого скота

Состояние здоровья животных  оценивают по абсолютному количеству лимфоцитов в одном  мл крови в зависимости от их возраста.  Критерием такой оценки является «лейкозный ключ».  Животных с повышенным содержанием лейкоцитов переводят в группу третьей стадии болезни, с соответствующими выводами о целесообразности их дальнейшей эксплуатации.  Разумеется, после проведения серологической и гематологической диагностики  обязателен эпизоотологический анализ родительских пар и других вероятных факторов заражения этой инфекцией.

Диагностику болезни животных в последней опухолевой стадии проводят на основе данных, полученных с помощью  «лейкозного ключа», а также клиническим и эпизоотологическим методами. Кроме этого гистологическим исследованием подтверждают характер опухолевого роста.

 lejkoz_krupnogo_rogatogo_skota_002Эпизоотология: лейкоз крупного рогатого скота в нашей стране начали регистрировать с 1965 года.  Первоначально диагноз на это заболевание ставили на основе патоморфологических, а в последующем — клинико-гематологических исследований.

На период 1996-1998 гг. благополучными по этой инфекции числились только 20 из 76 субъектов Российской Федерации. Особо много неблагополучных пунктов зарегистрировано в Новгородской (356) и Московской (172) областях.   Более 100 таких пунктов числилось в Ленинградской, Свердловской, Тюменской, Вологодской, Вятской, Новосибирской, Оренбургской и Псковской областях, а также в Алтайском   и Красноярском краях,  Удмуртии, Башкоторстане и Татарстане.

По существующим Правилам борьбы с лейкозом крупного рогатого скота неблагополучными считают такие населенные пункты, в которых эта инфекция диагностирована по клинико-гематологическим и патоморфологическим показателям.  Другими словами, больными  признают только тех животных, инфекционный процесс у которых находится в  последних — третьей и четвертой стадиях.  Слабым местом  такого подхода является то, что  уже выявленные положительно реагирующие по РИД животные остаются в обороте стада. Они представляют  большую эпизоотологическую опасность. В свое время инфекционный процесс у этих животных перейдет в третью и четвертую стадии со всеми вытекающими из этого последствиями. К тому же, такие животные за этот период  родят телят, у которых, в свою очередь, инфекционный процесс, пройдя первую и вторую стадии,  перейдет в третью и четвертую и, таким образом, будет поддерживаться  неблагополучие по этой  болезни.

Разумеется, если в современных условиях признать больными животных, пребывающих во второй стадии инфекционного процесса, то число неблагополучных пунктов значительно возрастет.   К тому же, для блокирования дальнейшего развития эпизоотического процесса лейкоза крупного рогатого скота крайне важно регламентировать использование для ремонта стада  тех телят, которые родятся от больных этой инфекцией коров. Такая регламентация при туберкулезе и бруцеллезе крупного рогатого скота уже полностью оправдалась улучшением эпизоотической ситуации по этим инфекциям.

Исследование крупного рогатого скота серологическим методом на лейкоз проводят в больших объемах  всех административных территорий Российской Федерации.  Например,  в 1991 году по РИД исследовали 9,6 млн. крупного рогатого скота, из которого 13,5 % реагировало положительно. В 1997 году число исследованных животных возросло до 10,3 млн., а  больных до 11,7%.

Уровень зараженности крупного рогатого скота  вирусом лейкоза варьирует от 2,9% в Северном регионе до 25,7 % в Северо-Кавказском.

Охват поголовья крупного рогатого скота гематологическим исследованием достиг к 1991 году,  стабильно поддерживаемого все последующие годы уровня. Ежегодно такому исследованию   подвергают 5,2 — 5,5 млн. крупного рогатого скота.  Но удельный вес больных, среди этих исследованных заметно увеличивается.    В 1991 г. заболело 1,8 % от числа исследованных, а в 1997 г. — 2,3 %.

Эти данные подтверждают, что проводимые противолейкозные мероприятия не учитывают полного воздействия на основное звено эпизоотической цепи — пути передачи возбудителя инфекции   Большие объемы противолейкозных мероприятий не обеспечивают ежегодного уменьшения числа  заболевших.

Аналогичная эпизоотическая ситуации лейкоза крупного рогатого скота в большинстве стран ближнего зарубежья.   С.А.Мурватуллоев (1998) показал, что в Таджикистане остаются неблагополучными по этой инфекции животноводческие фермы в 33 из 46 районов. Инфицированность животных в этой республике поддерживается на уровне 4,8 % от числа исследованных. Среди молодых животных она значительно ниже, чем среди взрослых.

Лейкоз в естественных условиях   Таджикистана регистрируют среди всех, разводимых пород крупного рогатого скота (черно-пестрая, бурая карпатская,  красная эстонская, швицкая породы). Но в отдельных хозяйствах, куда завозили крупный рогатый скот черно-пестрой породы, уровень инфицированности  вирусом этой инфекции достигал 30 — 80 %.  В то же время, хозяйства в районах, разводившие аборигенный и швицкий скот, не имевший контакта с больными лейкозом животными, остается свободным от вируса этой инфекции.

Эти данные подтверждают, что эпизоотическая ситуация лейкоза крупного рогатого скота обусловлена не породностью животных,  а свойственными ей путями, механизмами и факторами передачи возбудителя инфекции.

Пути, механизмы и факторы передачи возбудителя инфекции. Вполне естественно, что в начальный период изучения лейкоза крупного рогатого скота исследователи основное внимание уделяли вопросам клинического проявления этой инфекции, патологической анатомии, диагностике, изучению ее этиологии.

Пути, механизмы и факторы передачи возбудителя инфекции стали изучать только после установления вирусной природы этой болезни  (J.Miller et al.,1969). Многие исследователи первоначально считали, что основным является горизонтальный путь передачи вируса лейкоза крупного рогатого скота.  Учитывая, что  вирус лейкоза — паразит  внутриклеточный и вне форменных элементов крови выявить его не удается ни в организме животных, ни во внешней среде, предполагали вероятным  ятрогенный механизм его передачи.

Действительно,  на фоне возрастающего числа различных ветеринарных и зоотехнических обработок животных и при несоблюдении основных требований асептики и антисептики, заражение животных таким механизмом весьма вероятно.  M.J.Van  der Maaten et al., (1981) экспериментально установили, что для заражения лейкозом корове достаточно ввести внутрикожно 2500 лимфоцитов или 0,0005 мл цельной крови больного животного. Такой механизм передачи возбудителя лейкоза, безусловно, имеет место.  Но он обусловлен человеческим  фактором, внедрившим массовые обработки животных сравнительно недавно. Лейкоз же инфекция очень древняя.

В связи с этим предположили трансмиссивную передачу вируса лейкоза крупного рогатого скота летающими кровососами.  Такой механизм передачи вируса лейкоза крупного рогатого скота может успешно реализоваться в естественных условиях от доноров — животных в третьей и четвертой стадиях развития инфекционного процесса,  к реципиентам — здоровым животным, содержащимся в общем стаде  или на близком к нему расстоянии.  И все же, поддержание  лейкоза крупного рогатого скота в неблагополучных стадах не могло обеспечиваться только горизонтальным путем передачи его возбудителя.    Имеются хозяйства, в которых весьма тщательно соблюдали асептику и антисептику при проведении ветеринарных и зоотехнических обработок животных и эффективно блокировали роль различных кровососов, как передатчиков возбудителя инфекции. Но заболевание крупного рогатого скота лейкозом из поколения в поколение возрастало. При таких обстоятельствах стали обращать внимание на вертикальную  передачу вируса этой инфекции.

Еще до установления вирусной этиологии лейкоза крупного рогатого скота, когда его природу объясняли вирусно-генетической гипотезой,   появилось много сообщений и аргументированных анализов об определенной роли наследственности в возникновении и распространении этой инфекции.

А.Ф.Бублий (1976) проанализировал объемные данные о разведении крупного рогатого скота за 1969-1974 гг. в одном племенном хозяйстве.  Это хозяйство было неблагополучным по лейкозу  с 1945 года. На основе проведенной работы он пришел к выводу, что  одной из причин распространения лейкоза является предрасположенность крупного рогатого скота к этой инфекции. Главным фактором такой предрасположенности исследователь считал коров.

А.В.Хаврук и др. (1976), также после анализа материалов о разведении крупного рогатого скота в племенном хозяйстве пришли к выводу,  что  наследственность в этиологии лейкоза не второстепенна, а характер такого наследования  к инфекции рецессивный.

Также определенную роль наследственности в распространении лейкоза крупного рогатого скота Н.А.Дураничев и др. (1976) придают быкам.  Можно привести много других  исследований, подтверждающих, что заболевшие лейкозом молодые коровы происходили от больных родителей. Результаты этих исследований соответствовали реальной эпизоотической ситуации. В те годы эту особенность распространения инфекции пытались объяснить генетической наследственной предрасположенностью коров некоторых пород к этой инфекции.

Но такая эпизоотологическая особенность распространения этой инфекции обусловлена не генетическими наследственными качествами животных, а вертикальным путем передачи возбудителя лейкоза крупного рогатого скота.    Это убедительно подтверждает анализ эпизоотической ситуации этой инфекции.   Не случайно в современных условиях лейкоз крупного рогатого скота широко распространен в тех странах и регионах, куда в большом количестве и неоднократно завозили племенной скот.  И,  напортив, где аборигенный скот сохранили, не смешивая его с завозным племенным, эту инфекцию не регистрируют до настоящего времени (С.А.Мурватуллоев, 1998)

Таким образом, следует придать большое значение вертикальной передаче возбудителя лейкоза крупного рогатого скота. Уместно отметить, что В.М.Нахмансов (1986)  считал, что внутриутробная (вертикальная) передача  возбудителей большинства вирусных инфекций  в естественных условиях не наблюдается.  Он приводит убедительные данные в пользу такого пути передачи возбудителя лейкоза крупного рогатого скота. Его роль подтверждается как серологическим исследованием  новорожденных телят в домолозивный период, так и анализом эпизоотической ситуации после завоза из неблагополучной местности отрицательно реагирующих в РИД животных.

Несмотря на такие данные он считает, что вертикальный путь передачи вируса лейкоза крупного рогатого скота не имеет существенного значения в эпизоотическом процессе онковирусной инфекции.

Вместе с тем, исключение из племенного и репродуктивного пользования больных и серопозитивных животных и их потомства обеспечивает оздоровление и стойкое благополучие многих хозяйств (Н.И.Петров, 1999)

Это подтверждают многочисленные анализы эпизоотической ситуации лейкоза крупного рогатого скота и исследования вероятности пренатального заражения плода.

По мнению Л.Г.Бурбы и В.М.Нахмансона (1989) ввоз в хозяйство стельных коров   и телят до 6-месячного возраста может вызвать быстрое проявление и распространение лейкоза крупного рогатого скота среди молодых животных, инфицированных еще в период внутриутробного развития.  По их мнению, у коров и нетелей, инфицированных этим вирусом,  нарушается целостность плаценты, и это способствует  проникновению к развивающемуся плоду зараженных возбудителем этой инфекции лимфоцитов.  У здоровых животных антитела не происходят через плаценту от матери к плоду.  Эти  исследователи  в неблагополучных по лейкозу хозяйствах  выявляли антитела к вирусу лейкоза крупного рогатого скота у 3,5 — 7 5 новорожденных телят еще до первой выпойки им молозива.

Н.В.Баркова (1998)  установила у инфицированных коров (вторая стадия инфекционного процесса — бессимптомное вирусоносительство) 6,8 %  пренатальной передачи вируса лейкоза крупного рогатого скота и 19,1 % у больных (гематологическая и опухолевая стадии инфекционного процесса).  По ее данным  внутриутробно инфицированные телята, положительно реагирующие в РИД до приема молозива, в течение первых месяцев жизни сохраняют антитела к вирусу этой инфекции.

С.А.Мурватуллоев (1998)  наблюдал пренатальное заражение телят вирусом лейкоза крупного рогатого скота в хозяйстве, где было инфицировано 48,5% (бессимтомное вирусоносительство)  и больных 16 % (гематологическая и опухолевая стадии). По его данным внутриутробная передача вируса этой инфекции происходит у коров с персистентным лимфоцитозом.  Он же показал, что при лейкозе крупного рогатого скота имеет место снижение титра антител ниже порога чувствительности РИД. Такие случаи отмечены 12 раз у 30 подопытных коров при пятикратном их исследовании с интервалом 30 дней.

Важно учитывать и паравертикальный путь передачи возбудителя лейкоза крупного рогатого скота от больных матерей к новорожденным телятам. С.А.Мурватуллоев (1998) показал, что телята заражаются этой инфекцией после скармливания сборного молока от коров с уровнем инфицирования стада 72 % и гематологическим показателем 16,8 %.

Таким образом,  лейкоз крупного рогатого скота   распространяется горизонтальным и вертикальным путями передачи возбудителя инфекции. Вертикальный путь обеспечивает выживание возбудителя инфекции, как вида и распространение болезни на большие расстояния, преимущественно интродукцией племенных животных.  Горизонтальный путь способствует ее распространению внутри стада и на небольшие отдаления от него  Его обеспечивают ятрогенный и трансмиссивный механизмы передачи возбудителя инфекции.  Трансмиссивный механизм передачи возбудителя лейкоза крупного рогатого скота реализуется в пределах биотопа летающих кровососов.

Профилактика и меры борьбы.  Профилактика лейкоза крупного рогатого скота предусматривает предупреждение заноса возбудителя этой инфекции и  интродукцию скрытых вирусоносителей или животных в других стадиях инфекционного процесса.   Такое предупреждение проводят с помощью эпизоотологического, клинического и серологического контроля.    Разумеется, в этом вопросе многое зависит от соблюдения  комплекса ветеринарно-санитарных, зоогигиенических, ветеринарно-технологических и организационно-хозяйственных мер. Все они имеют цель предупредить занос инфекции в хозяйство.

Эпизоотологический контроль призван обеспечивать ввод на ферму  племенных и пользовательных животных только из хозяйств, благополучных по лейкозу крупного рогатого скота.  Такой контроль обеспечивается на уровне знаний эпизоотической ситуации  хозяйств-поставщиков и маршрутов перевозки животных.   Большое значение в этом деле принадлежит  оформлению и учету сведений из сопроводительных документов.    Небрежность их оформления или неполный учет   эпизоотологических данных являются основанием для задержки перемещения животных.   Очень важно  передержать животных, доставленных в хозяйство, в обособленном карантинном помещении и провести их исследование клиническим, серологическим и гематологическим методами.

Надо помнить, что во многих случаях молодые животные, доставленные из неблагополучных по лейкозу крупного рогатого скота хозяйств,  могут показывать отрицательные   результаты  по серологическим исследованиям и не проявлять каких-либо признаков болезни. Поэтому обязательны все показатели комплексного эпизоотолого-клинического и серологических исследований.

На будущее для таких ситуаций целесообразно разработать специальный препарат для провокации скрытого вирусоносительства, позволяющего выявлять и изолировать таких животных.

Серологический контроль  полезен для оценки эпизоотической ситуации лейкоза крупного рогатого скота, если его проводят  регулярно в течение многих лет,  без выявления положительно реагирующих.  Такой контроль является основанием считать хозяйство благополучным по этой инфекции.

Борьбу с лейкозом крупного рогатого скота ведут согласно Правилам по профилактике и борьбе этой инфекции, утвержденных МСХ РФ. Предусматривается ежеквартальное исследование по РИД всего поголовья  крупного рогатого скота,  изоляция положительно реагирующих животных и их исследование гематологическим методом.  Реагирующих в РИД временно передерживают в хозяйстве с экономических соображений. Животных, положительно реагирующих по гематологии, реализуют на мясо.

По нашему мнению недопустимо передавать для ремонта стада молодняк, полученный от положительно реагирующих или больных лейкозом коров. Даже если такой молодняк не показывает положительной серологической реакции, нет гарантии, что он не остается скрытым носителем возбудителя   лейкоза крупного рогатого скота   и не проявит инфекции  в  старшем возрасте.

комментариев 5

  1. Олег Соколов:

    Когда кровососы сидят на корове слоем и всё лето, было бы удивительным, если бы лейкоз не распространялся. А кровососы угрожающе размножились во второй половине 20-го века. Виной тому стократно увеличившие свою численность за тот же период белые аисты. Они резко уменьшили численность лягушек и полностью съели насекомоядных птиц: жаворонков, мухоловок, овсянок и с десяток видов других, а также чибисов, куликов, куропаток. Так был уничтожен природный ограничитель кровососов. Люди помогают аистам размножаться, за это мы платим лейкозом. Но за что страдают безвинные коровы?

  2. Олег Соколов:

    Птица «счастья»?
    или летающий волк Самоуверенными мы стали до глупости, и избалованными. Всё норовим себя, любимых потешить. О пользе потехи не думаем, за ценой не стоим, если плата на всех раскидывается. Развели мы аистов без меры, как и много чего другого, для потехи. Наслаждаться красотой хотим. А о последствиях пусть природа думает. Только у природы свои законы, которые почему-то нас мало интересуют. И напрасно. Природа наказывает за нарушение этих законов, за глупое вмешательство наказывает непредвиденно жестоко. Только наказание мы понять не желаем.
    Если убрать капризное, бездумное влияние человека на численность аистов – столбы, спиленные верхушки деревьев, башни, и пр., то число гнёзд уменьшится в сотни раз. Останутся гнёзда только на сломанных ветром верхушках деревьев и никак иначе. Это и будет численность, предусмотренная природой. За остальное мы платим безобразно высокую цену. Все платим, жизнь платит, потому что кому-то нравятся «элегантно – изящные» птицы. Только вот познакомиться с «мирно – величественными» соседями он не удосужился. А расплодившиеся, почитаемые соседи съели всех, оставшихся от палов жаворонков, чибисов, куропаток и других, менее заметных насекомоядных птиц. Не палы травы, а именно аисты. Палы снижают численность, но не могут уничтожить совсем, они покрывают около половины площади. Аисты съедают до последнего. Зайчат уже не проглотить, а всё равно убивают. От голода стали смелыми, заходят во дворы, огороды, лезут в кусты, бурьян, в воду. Очень прожорливы, могут съесть до сотни лягушек враз. И это угнетает жизнь. Лягушки тоже прожорливы и этим спасают жизнь,
    в том числе нашу. Они являются основными ограничителями кровососов. Так будем же милостивы к ним за это, не отдадим на съедение ненасытным птеродактилям.
    Аисты съели лягушек, жалкие остатки птиц и лягушек не могут съесть кровососов, неограниченно расплодившиеся кровососы съедают животных. На коров в туче слепней жутко смотреть. Но это надо видеть, особенно любителям красоты. Надо заметить, что человек не является кормильцем для кровососов, очень мало их в живых остаются после человека. Познакомиться с кровососами можно только около животных. Но кто хочет знакомиться с кровососами? По смыслу должны бы знакомиться те, кто создаёт общественное мнение, чтобы оно знанием было подкреплено. В первую очередь это работники средств массовой информации. Но они далеки от животных. И у них своё, устоявшееся мнение, они слова не дадут сказать против своего, навязанного обществу, «общественного» мнения. Аист — святая птица, и на этом точка. Других мнений быть не может, их СМИ не терпят. Пусть рухнет мир, но торжествует «святой» аист, как в Индии священные коровы, которых ни убивать, ни доить нельзя.
    Жалкие остатки птиц и лягушек уже не могут выполнять свою роль в жизни в отношении кровососов.
    В сельском хозяйстве создалось катастрофическое положение, и оно с каждым годом усугубляется. Численность слепней, больших и малых, вот уже полвека в среднем быстро растёт. Коровы с пастбища убегают в сарай и готовы голодными стоять там целый день. Всю ночь и особенно утром одолевают комары. Но они хоть не так болезненны. Утром, вечером, а иногда и днём (в зависимости от погоды) не даёт житья мошка. Перед коровой из травы поднимается облаком и кроме сосания крови, лезет в дыхательные пути. Потом коровы кашляют, как чахоточные. Во время мошки невозможно находиться около коров. Мошка – это новый для нас паразит. Раньше её было мало, на жизнь она не влияла. Летом коровы из-за кровососов до половины срезают удой. Но удоями нас не убедишь. Привезут нам сухого, химического молока, из генномодифицированных трав. Натуральное для нас – незаслуженная роскошь. К заслугам аистов надо отнести и сильно возросшую численность клещей, так напугавших нас энцефалитом. А если все кровососы вздумают стать заразными, а то ещё СПИД додумаются разносить, то-то запрыгаем мы вместе с аистами от счастья. Так стоят-ли «птицы счастья» такого горя для животных и для нас? Мы-то ладно, по заслугам получаем. А как расценить пытку для животных, которых мы на цепь привязываем на полный день, для кровососов? Да и в стаде не легче.
    Для жизни жаворонок несравнимо важнее аиста. Он, в отличие от аиста, обеспечивает жизнь, а не угнетает её. Его судьба нас не волнует, как и десятка видов подобных птиц, но более молчаливых: мухоловок, зябликов, овсянок, иволог и других. Об их отсутствии даже учёные орнитологи не подозревают, а может просто молчат, спокойнее жить. Красоты людям захотелось? Тигр тоже красив. А что, если у каждой деревни поселить по семейке тигров, вот полюбовались бы любители красоты и жизнь бы осмысленнее стала.
    Настало время выбирать – молоко, мясо или красота. Коровы или аисты. Разум или глупые эмоции.
    Есть природный закон биоравновесия. И если численность такого агрессивного хищника, как аист, увеличилась в сотни раз, то это не может не сказаться пагубно на всей жизни. Возникает вопрос – почему мы не знаем даже основополагающие природные законы, в случае с аистами – закон биоравновесия. Или, например, жизненно важная роль органики в случае с весенними палами травы. Почему такие главные законы каждый должен постигать своим жизненным опытом, с гигантскими потерями. Снова и снова изобретать велосипед. А что делает наше образование? Учит наслаждаться красотой — музыкой, зрелищами — потребительством, психо-наркотическими радостями? Но удовольствие может доставлять и работа, если она не оскотинивает человека. Работа может и должна быть развлечением, достойным человека. Это задача политики, экономики и воспитания. Ведь мы для жизни рождаемся, а не для экономической гонки. А может и стоит задача оскотинить нас, чтобы получать больше прибыли? Мы же качество жизни только прибылью и меряем.Только, мне кажется, наша задача на земле жизнь улучшать, а не прибыль кому-то производить в ущерб жизни, не экономику безмерно раздувать для чьих-то амбиций. Улучшать жизнь, а не отравлять её.
    Олег Николаевич Соколов 181310 Псковская обл. Островский р-н п/о Елины т. 8 953 232 7279 sokolovoleg2014@yandex.ru

    • doctor:

      Благодарю Вас Олег Николаевич за блестяще аргументированный комментарий!!!

      Согласен, что человек не думая о последствиях вмешивается в законы природы, которые работали тысячи, а то и миллионы лет, платить приходится нам всем.
      Вместе, где я живу аистов не так много, однако не могу не согласиться с катастрофическим снижением количества лягушек, которые должны контролировать численность насекомых,кровососущих в том числе.
      По поводу мухоловок, зябликов, овсянок и куропаток, то так же согласен с тем,что популяция этих прекрасных видов птиц также неумолимо катится вниз, что не может не нарушать устойчивость биогеоценоза в целом.

  3. Анна:

    Спасибо вам за такую информативную статью. Лейкоз — очень распространенная проблема. Особенно летом. Приятно, что есть люди, которые хорошо разбираются в таких вопросах.

  4. Николай:

    нашел ,именно ту информацию,которую искал. спасибо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *