Инфекционное удушье у лошадей, заразное удушье лошадей, как лечить, распознать и профилактировать

Этиология и клинические признаки

Удушье у лошадей является чрезвычайно заразным заболеванием верхних дыхательных путей, вызываемым грамположительной инфекцией Streptococcus equi, группы Лэнсфилд С, β-гемолитической бактерией, распространенной во всем мире. Данное заболевание имеет инкубационный период от 3 до 14 дней, в зависимости от дозы инфекции и иммунитета «хозяина». Первичные клинические признаки включают лихорадку (39,4-41,1º С), вызывающую упадок сил и потерю аппетита. У пораженных лошадей неизменно появляются серозные выделения из носовой полости, которые вскоре становятся гнойными и обильными, а у некоторых лошадей развивается влажный кашель и/или гнойные выделения из глаз.

Инфекционное удушье у лошадейКлассическим признаком удушья является лимфаденит, вызванный быстрым метастазированием S. equi инфекции с ротовой или носоглоточной поверхностей слизистых на воспаленные лимфатические узлы в области головы и шеи, что, очевидно, происходит через несколько часов после заражения.

Нижнечелюстные лимфатические узлы (SMLN) и околоушные лимфатические узлы (PLN) при пальпации ощущаются твердыми, отечными и болезненными, при абсцедировании которых,  в сочетании с заглоточными лимфатическими узлами (RPLN), происходит закупорка трахеи, вызывающая затруднение дыхания (отсюда – удушье). Примерно через 1-2 недели после появления первичных клинических признаков в абсцедированных лимфатических узлах обычно образуются пазухи, и их гнойное содержимое прорывается либо через кожу (SMLN и PLN), либо через глоточные мешки (RPLN). Данный этап заболевания часто совпадает с внезапным и заметным клиническим улучшением. Разрыв RPLN приводит к эмпиеме (скопление гноя в полости тела – прим. перев.) в глоточном мешке, которая затем перетекает в глотку через отверстие глоточного мешка, самой нижней части мешка, когда лошадь опускает голову к земле. Лошадь либо проглатывает такие выделения, либо они проходят в нижнюю часть носовой полости и превращаются в обильные гнойные выделения из носовой полости. После этого могут абсцедироваться лимфатические узлы головы, и таким образом во многих случаях вся клиническая картина заболевания может проявляться в течение нескольких недель, хотя не у всех зараженных животных во время вспышек непременно бывают характерные признаки. Нередко в группах восприимчивых животных встречается уровень заболеваемости, равный 100 %, а уровень летальности составляет 8-10 %, но, благодаря хорошему уходу, эти цифры обычно бывают гораздо ниже. Кроме обычных клинических признаков удушья, в 20 % случаев возникают тяжелые осложнения.

При «кажущемся» удушье происходит системное распространение инфекции S. equi и последующее ее абсцедирование в любой части организма, за исключением лимфатических узлов головы. Многие органы и периферические лимфатические узлы поражаются через метастазы инфекции: сюда входят легкие, печень, селезенка, почки, головной и спинной мозг, суставы, эндокард и цервикальные, легочные, предлопаточные, лимфатические узлы средостения и мезентеральные лимфатические узлы. Также возникают абсцессы в области позвоночника или на коже вокруг глаз, анального отверстия, морды и конечностей. Геморрагическая пурпура представляет собой иммуно-опосредованное заболевание в острой форме, которое обычно встречается у старых лошадей. Для него характерно наличие васкулита, ярко выраженного подкожного отека – особенно в области головы и конечностей – и петехиальных кровоизлияний в слизистых, мышцах и внутренних органах. По имеющимся данным, в патогенез пурпуры вовлекаются иммунные комплексы, содержащие поверхностный М-протеиновый антиген S. equi. Васкулит бывает широко распространен по всему организму и поражает многие органы, в том числе мышцы, сердце, желудочно-кишечный тракт (ЖКТ), почки и легкие. Вследствие этого может возникнуть периферический отек, который бывает настолько тяжелым, что вызывает тяжелое течение сердечно-сосудистой недостаточности, заканчивающуюся гибелью животного.

Инфекционное удушье у лошадей

Диагностика

Предположительный диагноз удушья у лошадей ставится главным образом на основании клинических признаков, при которых наблюдается абсцедирование лимфатических узлов, хотя лимфаденит встречается лишь на более поздних стадиях, или при некоторых вспышках заболевание сохраняет клинически скрытое течение. Однако, при данных явно нехарактерных вспышках удушья раннее абсцедирование RPLN у некоторых лошадей может подтверждаться во время эндоскопического обследования при обнаружении эмпиемы глоточного мешка.

Для эффективного лечения заболевания и ликвидации вспышки необходимо как можно раньше поставить точный диагноз, даже у лошадей, у которых отсутствуют классические признаки заболевания. Такой диагноз лучше всего ставится при культивировании  S. equi из соответствующих проб, например, из гноя, аспирированного из лимфатических узлов и тампонов или смывов из выделений абсцессов и носоглотки, желательно из большой представительной выборки. Однако, нужно с осторожностью подходить к толкованию отрицательных лабораторных результатов, особенно у лошадей с характерными симптомами удушья. Воспалившиеся абсцессы быстро заселяются другими бактериями, которые часто размножаются и скрывают картину обсеменения S. equi. Кроме того, отрицательный результат из быстро взятого мазка из носовой полости у одной лошади нельзя считать доказательством отсутствия S. equi, поскольку заселение слизистых бактериями бывает временным. Более того, как и в случае с воспаленными абсцессами, микрофлора среды имеет сложное сочетание, и присутствие S. equi бывает скрытым. Поэтому всегда разумно следовать общему правилу здравого смысла: если это выглядит как удушье, вероятно, это оно и есть.

Традиционное распознавание культивированных бактерий и их дифференциация при помощи ферментации сахаров остается решающим фактором для точной диагностики S. equi инфекции. S. equi обычно распознается по неспособности субкультур ее гемолитических колоний ферментировать рибозу, сорбит, трегалозу и лактозу при помещении их в сывороточный сахарный бульон и по наличию в ней антигена группы Лэнсфилд С по реакции латекс-агглютинации. Однако, для увеличения чувствительности обнаружения микроорганизма S. equi применяется недавно разработанная полимеразная цепная реакция в сочетании с культивированием бактерий, особенно у внешне здоровых, но потенциально заразных лошадей, у которых есть риск передачи инфекции, если они будут находиться в тесном контакте с другими восприимчивыми животными. Тесты PCR были разработаны для определения ДНК М-протеинового гена и межгенной спейсерной области (нуклеотидная последовательность, разделяющая кодирующие области в геноме – прим. перев.) РНК гена 16S-23S, которые в сочетании друг с другом способны дифференцировать S. equi от огромного большинства подтипов повсеместных, принадлежащих к родственному виду бактерий Streptococcus zooepidemicus.

Предполагаемый диагноз «кажущегося» удушья первоначально ставится при наличии явных и необычных клинических признаках у любого животного, которое в настоящий момент страдает от удушья или недавно выздоровела от данного заболевания, либо контактировало с лошадьми, страдающими удушьем. Хотя «фальшивые» удушья довольно часто неспецифичны, симптомы могут быть выражены на анатомических участках проникновения инфекции и включают затрудненное дыхание, периодическую лихорадку, апатию, отсутствие аппетита, периодические колики и хроническую потерю веса. Современные дополнительные диагностические методы, в том числе гематологический (при котором обычно выявляется лейкоцитоз, увеличение количества зрелых нейтрофилов со сдвигом влево), биохимический  (повышение сывороточного глобулина и фибриногена) и накопление жидкости в брюшине и в плевре (с повышением численности лейкоцитов, протеина и фибриногена и наличием внутриклеточных и внеклеточных кокков в окрашенном мазке, несмотря на часто отрицательный результат бактериологического теста) помогают подтвердить наличие и участок абсцедирования  S. equi.

При ректальном обследовании (при помощи трансректального или трансабдоминального ультразвукового исследования или без него) выявляется патологическое новообразование в брюшной полости, при пальпации которой лошадь обычно беспокоится. При эксплоративной лапаротомии или лапароскопии определяется наличие абдоминальных абсцессов. Иногда диагноз можно поставить только при вскрытии животных или после элективной эвтаназии при трудноизлечимом идиопатическом заболевании. При изоляции S. equi из мест абсцессов ставится диагноз «кажущегося» удушья. Диагноз геморрагической пурпуры обычно ставится на основании характерных клинических признаков, которые обычно появляются на 2-4 неделе после явного исчезновения удушья или после вакцинации от данного заболевания.

Эпидемиология

При клинических признаках удушья и выздоровлении после данного заболевания чрезвычайно важно наличие гнойных выделений, по которым можно легко установить источник новой S. equi инфекции у восприимчивых лошадей. Передача инфекции происходит при непосредственном контакте или косвенном переносе инфекции S. equi от зараженных лошадей к здоровым. Непосредственная передача инфекции происходит при контакте лошадей друг с другом, в особенности при обычном общении лошадей, когда они соприкасаются друг с другом головами. Непосредственная передача инфекции имеет место, когда лошади вместе находятся, пьют и принимают корм из одного источника, или их кормят из одной посуды, а так же могут заражаться через другие менее очевидные фомиты, например, через одежду и оборудование дрессировщиков, ветеринарного врача  и обслуживающего персонала и в редких случаях даже через животных других видов. Данный микроорганизм в течение долгого времени остается жизнеспособным и вирулентным в окружающей среде во влажных условиях, в особенности, если он защищен от воздействия дезинфицирующих средств и солнечного света.

Все большую важность приобретает передача инфекции от внешне здоровых животных, чем от клинически больных лошадей, поскольку в данном случае источник заражения является скрытым и возникает без предупреждения. В группу потенциально заразных, но внешне здоровых лошадей входят инфицированные лошади, без клинических признаков заболевания. Обычным источником заражения у таких лошадей являются выделения из носовой полости. Еще одной важной группой внешне здоровых, но потенциально заразных лошадей являются лошади носители  микроорганизмов, даже после клинического выздоровления. Имеются данные, что у некоторого количества лошадей в организме продолжают оставаться S. equi в течение нескольких недель после исчезновения клинических признаков заболевания, даже несмотря на то, что данный микроорганизм не обнаруживается у большинства лошадей через 4-6 недель после полного выздоровления. Поэтому разумно считать всех выздоровевших лошадей потенциальными источниками инфекции, по крайней мере, в течение 6 недель после исчезновения у них гнойных выделений.

Инфекционное удушье у лошадейВызывает тревогу тот факт, что в подгруппе внешне здоровых, но потенциально зараженных лошадей в течение длительного времени после явного и полного выздоровления и отсутствия осложнений лошади, по крайней мере, периодически являются носителями S. equi. Такие лошади считаются длительными бессимптомными переносчиками S. equi, и по имеющимся данным в некоторых случаях они могут стать источниками новых вспышек заболевания, даже в группах лошадей с хорошим уходом. Меры эффективного контроля требуют соответствующего выявления и лечения данной важной категории животных.

Наиболее частым результатом неосложненного прорыва RPLN абсцессов является образование кратковременной эмпиемы глоточного мешка. Однако, в небольшом количестве случаев (например, более 10 % во время 3 недавних вспышек в Великобритании) данный механизм клиренса не срабатывает, что приводит к хронической эмпиеме глоточного мешка. У некоторых лошадей эмпиема глоточного мешка, вызванная S. equi инфекцией, протекает бессимптомно в течение многих месяцев или даже лет. В этих затяжных случаях гной в этих мешках становится более густым, а затем в конечном итоге превращается в дискретные гладкие уплотнения яйцеобразной формы, известные как хондроиды. Хондроиды могут встречаться порознь или группами, иногда в очень большом количестве. Из хондроидов, образовавшихся после удушья, можно высеять S. equi, присутствие которого доказывается с помощью гистологического исследования, проведенного на поверхности хондроидов и на трещинах внутри слизистой.

Распознавание, сегрегация и лечение вышеуказанных потенциально зараженных лошадей позволили успешно бороться с продолжительными вспышками инфекции и, несомненно, предупредили дальнейшие вспышки инфекции. Благодаря систематическому повторному забору мазков из носоглотки (то есть, по крайней мере, три мазка, взятых с недельным перерывом) лошадей, после исчезновения клинических признаков или во врем карантина поступивших лошадей с использованием традиционного культивирования в сочетании с PCR позволило успешно распознавать лошадей-носителей. Подтверждение диагноза эмпиемы глоточного мешка обычно не представляет сложности и лучше всего производится с помощью непосредственной зрительной физикальной оценки внутреннего содержания обоих мешков при помощи эндоскопии. Это физикальное обследование должно всегда сопровождаться цитологическим исследованием и культивированием, а также PCR S. equi в пробах смыва, собранных через эндоскоп, поскольку инфекция и воспалительный процесс могут сохраняться при отсутствии заметного патологического процесса. Диагностика эмпиемы глоточного мешка и хондроидов также производится при помощи рентгенографического исследования головы; при этом S. equi можно получить из смыва, собранного путем непосредственного подкожного взятия проб из глоточного мешка.

Во время недавних интенсивных вспышек заболевания исследователи, применявшие взятие повторных мазков из носоглотки и эндоскопию глоточного мешка, обнаружили значительно большее количество животных носителей (24 %), чем в клинических случаях удушья (менее 1 %). В данных случаях ДНК кодирование отсутствовало примерно у 20 % М-протеина с поверхностной экспрессией, и была доказана экспрессия усеченных форм данного протеина по сравнению с нонвариантным S. equi. Тот факт, что варианты S. equi гораздо чаще встречались у внешне здоровых лошадей с признаками удушья, возможно, говорит о том, что данные варианты S. equi представляют собой менее вирулентную, но иммунизирующую форму S. equi и таким образом способствовали приобретению иммунитета поголовью, действуя, как натуральная живая вакцина. Однако при экспериментальном заражении было доказано, что вариантный S. equi с экспрессией усеченного М-протеина оказывался равным образом патогенным, как и штаммы с неусеченным М-протеином, и это доказывало, что в настоящее время нужно рассматривать всех носителей в качестве возможных источников новых вспышек удушья.

Борьба со вспышками

Ветеринарное исследование вспышки удушья начинается с беседы практикующего ветеринарного врача  с владельцами лошадей для получения подробных данных истории болезни и возможно полной оценки степени заболевания. При осмотре выявляются группы пораженных лошадей, изучается география владений и принятая в них практика ухода за лошадьми для оценки дальнейшей опасности и будущих возможностей борьбы с заболеванием. Затем обговариваются и осуществляются практические методы борьбы с заболеванием. Главные цели и меры таких методов приведены в таблице 2.10-1. Этот ориентировочный план применяется в соответствии с индивидуальными обстоятельствами каждой конкретной фермы и вспышки заболевания.

В целом пресекается любое перемещение лошадей как по территории зараженных владений так и из них, и в то же время производится изоляция больных лошадей и немедленное соблюдение мер гигиены. Больные удушьем лошади и все животные, с кем они были в контакте, должны находиться в строго разграниченных «грязных» (то есть, с наличием S. equi) карантинных помещениях. Целью методов борьбы с заболеванием после бактериологического скрининга является перемещение лошадей из «грязных» помещений в «чистые», где находятся здоровые незаразные лошади. Следует приложить все возможные усилия для тщательного соблюдения мер гигиены во владениях в течение всего периода исследований. Скрининговое исследование всех выздоравливающих лошадей и их контакты с другими лошадьми должны проводиться с проведением бактериологического анализа, т.е. мазка или смыва из носоглотки; обеспечивается особый уход для поддержания тщательной гигиены во избежание случайной передачи инфекции другим лошадям во время забора проб.

Мазки и смывы берутся с недельным интервалом в течение нескольких недель и проверяются на наличие S. equi при помощи традиционного культивирования и PCR. Поскольку PCR обнаруживает и мертвые, и живые бактерии, положительные результаты PCR считаются предварительными и подвергаются дальнейшему исследованию. У подавляющего большинства носителей S. equi в течение длительного времени с отсутствием клинических признаков заболевания, резервуарами инфекции являются глоточные мешки выздоровевших лошадей. Поэтому всем внешне здоровым лошадям, с носительством инфекции S. equ обнаруженного либо при культивировании, либо посредством PCR, нужно проводить эндоскопию верхних дыхательных путей и глоточных мешков. Пробы смыва из глоточных мешков затем нужно исследовать на наличие S. equi при помощи культивирования и PCR. Однако, на других участках, например, в носовых пазухах или в трахее может сохраняться S. equi при отсутствии патологических процессов или S. equi инфекции в глоточных мешках.

Лечение

Единственным лечением, которое обычно требуется для большинства лошадей с клиническими признаками удушья, является обеспечение сухого, теплого содержания; мягкого, хорошо проглатываемого корма и высококачественного медицинского ухода. Для созревания и прорыва абсцессов применяются припарки и вскрытие скальпелем, а затем частое промывание 3-5 % разведенным раствором повидона и йода до прекращения гнойных выделений. Также по необходимости применяются нестероидные противовоспалительные средства (НПВС), например, фенилбутазон (4,4 мг/кг в день) и флуниксин меглумин (1,1 мг/кг в день) для уменьшения лихорадки, боли и воспаления, вызванных S. equi инфекцией, и последующего улучшения самочувствия и появления потребности в корме. При возникновении острой закупорки дыхательных путей может потребоваться вскрытие абсцессов скальпелем и срочная хирургическая трахеотомия (вскрытие полости трахеи с подшиванием краев разреза трахеи к краям разреза кожи для образования трахеостомы – прим. перев.).

Важность лечения антибиотиками при удушье вызывает сомнения. Хотя S. equi проявляет полную восприимчивость почти ко всем противомикробным препаратам, обычно применяемым у лошадей, их эффективность in vivo может быть очень низкой, особенно, если инфекция перешла на лимфатические узлы или в случае эмпиемы глоточного мешка. Кроме того, после прекращения лечения часто возникают рецидивы лимфаденита и повторное абсцедирование. Хотя не раз заявлялось о том, что применение антибиотиков увеличивает риск возникновения «кажущегося» удушья, существует незначительное количество научных данных в пользу данного заявления, и данное тяжелое осложнение возникает при вспышках, при которых лечение не проводилось.

Применение противомикробных препаратов внушает ложное чувство безопасности, что животные больше не заразны, и таким образом строгие меры гигиены больше не соблюдаются. Поэтому применение антибиотиков при вспышках удушья должно проводиться с осторожностью. При применении противомикробных препаратов строго рекомендуется продолжение тщательного клинического наблюдения за животными в течение нескольких недель после прекращения применения антибиотиков, во время которых нужно строго соблюдать меры гигиены. Если при удушье используются антибиотики, пенициллин – обычно прокаин пенициллин (22,000 МЕ/кг в/м через каждые 24 часа) остается предпочтительным антибиотиком при лечении S. equi. Также можно в течение более длительного периода применять цефтиофур (2,2 мг/кг в/м через каждые 24 часа) или комбинация потенцированного сульфонамида с триметопримом (30 мг/кг перорально через каждые 12 часов).

Лечение «кажущегося» удушья легче всего проводить, когда абсцессы находятся в доступном месте, чтобы их можно дренировать и промывать разведенным раствором повидона и йода. Проводится длительный курс ежедневного парентерального введения прокаина пенициллина (доза указана выше). Также возможно пероральное противомикробное лечение, например, комбинация потенцированного сульфонамида с триметопримом может использоваться при более длительных периодах лечения. Другое симптоматическое лечение, например, анальгетики (такие, как буторфанол [0,05-0,1 мг/кг], meclofenamic кислота [2,2 мг/кг через каждые 24 часа], фенилбутазон [4,4 мг/кг через каждые 24 часа] и флуниксин меглумин [1,1 мг/кг через каждые 24 часа]) применяются по назначению. Методы диагностики, описанные выше, помогают при наблюдении ремиссии абсцедирования во время, и после лечения.

Лечение геморрагической пурпуры преследует следующие цели:

  1. Устранение антигенной стимуляции
  2. Уменьшение повышенной иммунной реакции
  3. Уменьшение воспаления стенок кровеносных сосудов
  4. Обеспечение поддерживающего лечения

В некоторых сообщениях были высказаны предположения, что, данные цели могут достигаться при помощи применения прокаина пенициллина для лечения S. equi инфекции и внутривенного введения кортикостероидов, например, дексаметазона (до 0,2 мг/кг) для подавления иммунной реакции и уменьшения воспаления стенок кровеносных сосудов. Однако, лечение пенициллином вызывает сомнения, поскольку оно приводит к лизису бактериальных клеток, что увеличивает количество М-протеина в крови, что в свою очередь может усугублять образование иммунных комплексов и в связи с этим обострять клиническое заболевание. Поддерживающий уход, например, обертывание конечностей, легкая нагрузка при проводке, гидротерапия, диуретики и внутривенное введение жидкостей применяются по мере необходимости.

Цели и методы борьбы с передачей Streptococcus equi в зараженных владениях

Цели Меры
1. Предупреждение распространения инфекции у лошадей в других владениях и у прибывших лошадей в зараженных владениях.

2. Определение заразных лошадей с отсутствием клинических признаков удушья (то есть, бессимптомные носители).

 

 

 

3. Определение лошадей, без инфекции S. equi (то есть, незаразных).

 

4. Определение лошадей со скрытым течением S. equi (то есть, заразных).

 

 

 

 

 

5. Предупреждение непосредственной передачи инфекции путем изоляции заболевших лошадей от лошадей с отрицательным скринингом на S. equi.

 

 

 

 

 

6. Предупреждение непрямого перекрестного заражения от лошадей на «грязных» участках лошадям на «чистых» участках владений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

7. Наблюдение лошадей на «грязных» участках на устойчивость инфекции S. equi и определение мест переноса инфекции.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

8. Устранение воспаления и S. equi инфекции из глоточных мешков и других участков (Лечение см. в тексте).

Все перемещения лошадей по территории зараженных владений и из них должны немедленно пресекаться до дельнейших указаний.

У всех выздоровевших лошадей и тех, с которыми они контактировали, нужно произвести забор, по крайней мере, три мазка или смыва из носоглотки, примерно с недельным интервалом и исследовать их на S. equi с помощью посева и PCR.

Три последовательных мазка или смыва должны дать отрицательные результаты наличия S. equi при культивировании и PCR.

Наличие S. equi определяется по любому из исследуемых мазков при культивировании или PCR (лошади только с положительными результатами PCR считаются временно положительными объектами для дальнейших исследований).

Заболевших лошадей держат на так называемых «грязных» (то есть, с наличием S. equi) изолированных территориях, которые в физическом плане защищены от других «чистых» участков владений, где содержат незаразных лошадей. Владения разграничиваются на «грязные» и «чистые» участки, в каждом из которых группируются больные и здоровые лошади соответственно.

Желательно, чтобы за потенциально заразными лошадьми на «грязных» участках ухаживал заинтересованный персонал или имел с ними дело после контакта с незараженными лошадьми на «чистых» участках. Необходимо соблюдать строгие гигиенические меры, например, обеспечение персонала необходимой одеждой и оборудованием для каждого участка, средствами дезинфекции и тщательная очистка, и дезинфекция стойл.

 

Продолжение забора мазков или смывов из носоглотки наряду с эндоскопическим обследованием верхних дыхательных путей, включая глоточные мешки у лошадей, у которых микроорганизм S. equi был обнаружен после исчезновения клинических признаков. Лошади, удовлетворяющие критериям незаразности в пункте 3 или у которых, по крайней мере, третий мазок из серии мазков давал отрицательные результаты PCR (что, возможно, свидетельствовало о стойкости PCR положительных, но мертвых бактерий) возвращались на «чистый» участок».

Отходы патологического процесса удаляются путем промывания и аспирации физиологическим раствором, а хондроиды удаляются при помощи эндоскопических приборов. Для устранения S. equi инфекции в качестве противомикробного лечения используется местное и системное введение пенициллина.

PCR – полимеразная цепная реакция.

Методы лечения эмпиемы глоточных мешков у конкретных лошадей зависят от консистенции и количества вещества внутри мешков. Для устранения эмпиемы помогают повторные смывы заполненных гноем мешков физиологическим или разведенным раствором повидона и йода с помощью жесткого или постоянного катетера-баллона Фолея и с последующим опусканием головы для дренажа или с применением всасывающего насоса, прикрепленного к эндоскопу. Местное и системное введение прокаина пенициллина значительно улучшает успех лечения. Для лечения эмпиемы также используется местное введение 20 % раствора ацетилцистеина (в отношении веса к объему). Ацетилцистеин обладает денатурирующим и растворяющим действием, разрывая дисульфидные связи в молекулах мукопротеина и таким образом уменьшая вязкость слизи и облегчая естественный дренаж.

В более застарелых случаях уплотнение гнойного вещества способствует утолщению эмпиемы и хондроидов, которые плохо перетекают в гортань. В таких случаях местное лечение проблематично, так как они мало реагируют на объемное орошение. Кроме того, ранние попытки устранения патологических процессов эндоскопическими приборами технически более сложные и трудоемкие. Традиционное лечение таких случаев производится посредством хирургической подъязычной вертебротомии и вентрального дренирования через треугольник Вайборга. Такая методика, однако, несет в себе риск применения общего наркоза и хирургического рассечения тканей в области крупных кровеносных сосудов и нервов данного участка, а также возможность заражения S. equi хирургического оборудования. Не так давно стали применяться улучшенные седативные средства и эндоскопические методы, что позволило удалять хондроиды нехирургическим путем в очень большом количестве и вместе с эмпиемой. В сочетании с местной и системной противомикробной терапией данный метод обычно подходит для эффективного лечения даже при наиболее тяжелом патологическом процессе в глоточных мешках.

Профилактика

Хотя очень важно устранение вспышек заболевания, профилактика удушья является очень сложным процессом, в особенности без проведения конкретных мер для уменьшения опасности случайного заноса инфекции S. equi посредством бессимптомных носителей заболевания. Профилактика заболевания вызывает особые трудности при частом перемещении лошадей и при отсутствии должного исследования и устранения вспышек удушья. По возможности вновь поступивших лошадей нужно держать на карантине и исследовать на наличие S. equi путем проведения повторных мазков и смывов из носоглотки. Такое исследование проводится в соответствии с планом, разработанным для борьбы со вспышками заболевания (например, три пробы, взятые с недельным интервалом), с анализом проб на наличие S. equi при помощи культивирования и PCR и тех животных с положительными результатами оставляют в изоляции для дальнейшего исследования и лечения. Необходимо также соблюдать строгие гигиенические мероприятия для предупреждения косвенной передачи инфекции между лошадьми, находящимися на карантине, и лошадьми, находящимися во владениях.

В настоящее время не существует готовых и доступных вакцин от удушья. Хотя удушье у лошадей встречается во многих странах мира, лишь в небольшом количестве стран вакцинация используется в качестве средства борьбы или профилактики данного заболевания, и там, где она используются, удушье, тем не менее, остается эндемическим и весьма важным инфекционным заболеванием у лошадей. Несмотря на небольшое количество научных данных по поводу того, что вакцина от удушья эффективна для уменьшения тяжести заболевания, защитный вакцинальный иммунитет довольно слаб и является кратковременным. Стоит также отметить, что кроме слабой эффективности, применение вакцин против удушья сопровождается местными и системными реакциями.

Хотя исходная инактивированная лиофильная  вакцина на основе цельных культур (так называемая бактериальная вакцина) обладает большей реактивностью, чем современные экстрагированные продукты, богатые протеинами, и те, и другие дают слишком большое количество побочных реакций. Недавно в Северной Америке появилась живая вакцина, вводимая интраназально на основе явного невирулентного естественно возникающего штамма S. equi. Хотя данный тип вакцины, если она остается полностью невирулентной, возможно, обладает лучшим иммунизирующим действием и незначительными побочными эффектами по сравнению с вводимыми внутримышечно инактивированными вакцинами или вакцинами на основе белков, также имеются сообщения о побочных реакциях, возникающих при применении этого штамма живой мутированной вакцины против S. equi. Аналогичные реакции наблюдаются при естественном заболевании, но при вакцинации они менее выражены. Такие признаки включают выделения из носовой полости, абсцедирование лимфатических узлов и других участков тела, аллергические и системные реакции и признаки наподобие пурпуры. Такие реакции возникновения абсцессов, вызванных S. equi, на участке внутримышечной (в/м) инъекции, вводимой сразу же после внутринозального введения данной вакцины, показывают мощность данной вакцины для возникновения признаков, напоминающих удушье  лошадей.

Вирулентность S. equi, как и других стрептококковых патогенов, с наибольшей вероятностью определялась сложной серией многочисленных генетически закодированных детерминант и лучше всего проявлялась отсутствием эффективности М-протеиновых вакцин и способностью штамма живой внутринозальной  вакцины, мутантов с генной делецией М-протеина и бактериальных инактивированных лиофильных вакцин вызывать абсцессы. Таким образом, для изготовления по-настоящему эффективной вакцины против удушья с максимальной эффективностью и незначительными побочными эффектами, необходимо знать и понимать механизмы действия огромного большинства, если не всех, этих детерминант.